Галина (bunilina) wrote,
Галина
bunilina

Одна ноша на двоих

Театр «Современник». Звенящий вечерний воздух, уже скорее весенний.
«Осенняя соната», перенесенная на его сцену не дрогнувшей рукой режиссера Екатерины Половцевой. Фильма Бергмана я не видела. Или видела, но так давно, что все позабыла или оказалась не готова воспринимать непростой материал в юном возрасте. Так что всё-вновь.
Сцена с наклоном, засыпанная умершей жёлтой листвой, и потом периодически посыпаемая сухими листьями, веревочные качели, непонятный вытянутый, словно смотрящий за кулисы то ли тоннель, то ли комната с пианино,больше похожая на клетку. Маленькая ссутуленная женская фигурка в лодке. Осень. Одиночество. Покой. Музыка.
Эту рыжую женщину в трогательных очочках, курточке будто с чужого плеча, каких-то гетрах, постоянно сползающих с ног, зовут Ева. У неё есть сестра-инвалид, прикованная к креслу, с мычаньем вместо членораздельной речи, о которой она заботится, есть любящий безусловно-такую,как есть,муж Виктор,есть трагедия в недавнем прошлом-утонувший маленький сын, который по искренней Евиной вере живет,но в другом мире,невидимом всем остальным. И есть мать, Шарлота, не интересующаяся дочерьми и их жизнью годами, этакая «играющая» под девочку, кокетничающая стареющая женщина,скорее изображающая искренность,чем искренняя, пианистка с многочисленными контрактами по всему миру, ни минуты не умеющая сосредоточиться на том, что ей в принципе неинтересно: семейная жизнь с ее незамысловатыми радостями. Шарлота – Марина Неёлова, Ева – Алена Бабенко. Действие-словно клубок, разматывающий нить виток за витком. Мать и Дочь. Вечная тяга-пуповина-любовь-отторжение-ненависть-ревность. Безусловно превосходно исполненный дуэт. Бабенко вообще вижу на сцене впервые, понравилась. Неёлова-любовь моя давняя, с нее начался для меня в 80-м году неиссякаемый интерес к театру. Я ловила каждое ее движение, каждый оттенок голоса и думала о том, что такие как она-единичность! Это надо однажды найти,присмотреться и знать, всю жизнь знать,что вам посчастливилось увидеть Талант.
Удивительное дело,спектакль-не только аудио- и видеовосприятие, мне казалось,что я носом чувствую запахи осени и свежесть после грозы,разразившейся над садом с качелями. Игра умовосприятия или реальность?
В процессе неспешно разворачивающегося действия настойчиво твердит внутренний голос: жизнь хоть и прекрасна тем,что она есть, но печального в ней более чем достаточно. И носителями печали являемся мы сами, с недолюбленностью, с недопрожитостью и невозможностью что-то поправить, ибо неповторимы и уникальны детство и юность,именно тогда и закладывается в личность основной багаж любви и доверия к миру. Недолюблена матерью,как выясняется, сама Шарлота-«Вытолкнула из себя и отвернулась к отцу, а ты живешь пустая изнутри». Недополучили и не прожили материнскую любовь Ева и ее несчастная сестра Елена, при этом, по едкому замечанию Евы,мать всегда занимала собой все пространство в те редкие минуты, когда занималась воспитанием детей. А внутри этого плотного пространства удушающей заботы и «любви»- всё та же пустота. Когда диалог Евы и Шарлоты достигает высшей точки человеческой и женской искренности, когда две неутоленных души соприкасаются, между ними возникает мощное очищающее пламя, но только на миг, на миг, а потом всё останется на своих местах: мать отправится в многочисленные гастроли, а Ева- к заботам о больной сестре и тихой жизни на тихом озере в маленьком доме с пианино.
Медленно медленно поворачивается сектор сцены и решетчатый тоннель оказывается перпендикулярно залу и по нему,взяв большой чемодан Шарлоты вдвоем, так же медленно уходят мать и дочь. В никуда. С одной ношей нелюбви на двоих.
Tags: "Осенняя соната", "Современник", Марина Неёлова, театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments