Галина (bunilina) wrote,
Галина
bunilina

Первый раз я пришла на Пискаревское мемориальное кладбище в конце января 1983 года. У меня были студенческие каникулы, тетя Ира, родственница по линии отца, показывала город Ленинград. Помню серый промозглый день, вполне соответствующий настроению, с которым я шла вдоль гранита с гвоздиками. Безмолвно и печально. Потом было темное пространство музея и листы из дневника Тани Савичевой. Это то, что запомнилось тогда. Много времени спустя нашла в интернете блокадные дневники академика Дмитрия Лихачева, кое-что прочла в книге, которая не столь давно вышла. Что и как пережил, то и описал. Несмотря на многие факты, о которых ранее не принято было говорить, в моем личном отношении к теме блокады ничего не изменилось. Потому что моей семье тоже есть, о чем помнить в этой связи. На момент начала войны в Ленинграде с семьями проживали два родных брата моей бабушки, маминой мамы: Иван и Александр. Александра призвали на фронт, он погиб практически сразу, а в городе все 900 дней оставались его жена и сын, 1938 года рождения. Они выжили. Виктор, мамин двоюродный брат, в январе отметил 80-летие. Иван, имеющий бронь от завода, остался с женой в осажденном городе, они похоронили в блокаду своего маленького ребенка и все-таки дождались эвакуации под Ярославль. Каким-то чудесным образом мою бабушку отыскало письмо или телеграмма оттуда, она поехала к ним, но успела только фактически попрощаться с братом-умер у нее на руках. Меня ранят и ожесточают все эти разговоры, увы, даже среди моих знакомых, что Ленинград надо было сдать, чтобы не допустить такого количества бессмысленных жертв среди населения. Циничные по отношению к тем, кто родился или взрослел в 30-40-х. И вы будете с придыханием говорить мне, как нежно любите Питер? Для ТЕХ он был и остался Ленинградом, городом детства и юности. Для коренных жителей. Они бы не простили!
В 2013 ранней осенью приезжала с мамой в Питер, погулять-она очень хотела. До поезда оставалось время, мы пошли с ней в музей Хлеба на Лиговском. Она долго стояла у витрины с блокадным хлебом и нормами на него... Мама часто вспоминает, как сразу после войны, летом, ее и Виктора, блокадника, отвезли на выкармливание к родной бабке - в деревню Монастырьки Кингисеппского района, на картошку и молоко.
Tags: #снятиеблокадыленинграда
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments