Галина (bunilina) wrote,
Галина
bunilina

Завтра (последнему дню лета)

Незаметно-незаметно рябина покраснела.
Вот и лето прошло, словно и не бывало(с)..
Автор известного стихотворения Арсений Тарковский откликнулся поэтическим эхом этих цветаевских строк декабря 1940 года:

Так ясно сиявшие
До самой зари
Кого провожаете,
Мои фонари?
Кого охраняете,
Кого одобряете,
Кого озаряете,
Мои фонари?
Его "Фонари" стали уже после-, после-, послестрочием:

Что вы значили, что предвидели,
Фонари под холодным дождем,
И на город какие печали
Вы наслали в безумье своем.

Цветаева и Тарковский были знакомы перед войной - недолгое время, скитаний Марины с сыном по съемным московским жилищам. Никто не принимал в расчет, что сделал ее отец для культуры города.
Музей остался- остальное обнулили. Живите, как сумеете. Новая эра.
В тревожный период - зимой или весной 1941 - гуляли, разговаривали. Поэт+ поэт.
Где-то во времени впереди уже виднелись контуры кофра-сундука с надписью хим. карандашом "Цветаева. Литфонд. Елабуга", вроде бы обвязанным той веревкой, и прописано дальнейшее.
Всё свивается, перекручивается настолько причудливо в судьбах! Лишь повторю не свою мысль: Наверху сценарий пишется жестокий,порой, и без помарок.
Уйти. Остаться. Дожить. Оборвать.
48 лет-маловато по земным меркам.
Мы здесь не только все разные, но, что существеннее, все равные, просто у кого-то последнее пристанище посолидней, а кому-то не остается и его.

P.s. Перечитала..-и добавлю Земфиры:
В утренний сонный час,
Час, когда всё растаяло,
Я полюбила Вас,
Марина Цветаева.
Tags: #маринацветаева
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments