Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

LetO

(no subject)

* * * *
"Господи! - повторила она, стискивая на коленях пальцы. - Я ждала... Я думала, что вы приедете. Знаете, о чем я молилась? Мне страшно вспомнить, о чем я думала после войны. Господи, молилась я, пусть снова будет война, ...но только чтобы вернулся русский лейтенант… сказал бы: "Эмма, я люблю тебя", и я ответила бы: "Я умираю без тебя…" (Ю.Бондарев. Берег)

К этому роману существует разное отношение.
Могу сказать исключительно за себя: в чём-то освободил-и слёз можно было не стесняться.
Да, по Высоцкому-про 'нужные' книги, читаемые в период взросления- всё верно.

А уж могло такое быть или нет, в условиях дикого хаоса последних дней войны?...
Думаю, могло. И было! У Любви нет границ.
А Язык-один.
Лучшее человеческое качество.
Вне обстоятельств.

Если не ошибаюсь, 40 дней со дня смерти Юрия Бондарева... Светлая ему память.
LetO

Он и мы

Философ из меня никудышний, тем более на такую тему, тем более в такой день.
Не слишком постигла смысл теософии, но я и не претендую...
Бог, конечно же, есть, был и будет. Свет. Добро. Любовь.
И зачем столько исторического времени потратили на то, чтобы об этом забыть, отгородившись примитивным атеизмом?
Непостижим и вечен, как Вселенная, он во всём: в красоте и могуществе природы, в законах, но не тех, что написаны; он в каждом из нас, за миллионы лет эволюции ставших теми, кем стали, расселившись по земному шару.
И получается, когда мы убиваем окружающую среду невообразимым количеством производимых отходов, результатом неумеренности потребления (а что поделаешь? капитализм!), выбросами, нефтепродуктами и т.д., падаем в порочную воронку, забывая Создателя.
Скажу неправильную вещь: мне почему-то больше всего и всегда жаль на Земле животных-например, океанских черепах, гибнущих от поедания плавающего целлофанового мусора; животных, массового гибнущих при пожарах-от безответственности человека. Это они-те, кого мы приручили или используем для своих целей, именно они-беззащитны, и Сент-Экзюпери, всё-таки, имел в виду их.

Существование Бога и свобода воли-сложнейший из вопросов. Как соединить одно с другим, осознав? Он за меня выбор делать не станет, Он предложит и уйдет в сторону наблюдателем, первый шаг оставляя не за собой. Странно, да? Если всё уже предопределено, зачем нас наделили свободой выбора?

Вопросы "за что?" или "для чего?"
Конечно, второй. Усугубляя, усложняя обстоятельства, Он, по моему убеждению, просто стремится обучить тех, на кого еще не махнул рукой "Не обучаем!" (по жизни таких знаю). Кого-то - смелости, кого-то - терпению. Индивидуальный подход.
Франсуа Вийон и Булат Шалвович всё уже сказали словами:
"Господи, дай же ты каждому, чего у него нет..."
Когда нестерпимо, к кому обращаемся? К Нему. Он поддержит, обязательно. Или предупредит.
Когда-то мой маленький сын, умудрившись открыть окно, высунулся с 8го этажа, кидал на улицу игрушки, и страшно подумать, что могло произойти, ведь на несколько минут без присмотра оказался, но вовремя вошли в комнату. Именно-вовремя. Вряд ли такое случайно.

Бабушка Евгения Михайловна, мамина мама, всегда говорила: "Пасха не может быть без солнца!" А так оно и есть. Не припомню пасмурных Воскресений. Бабушка умерла в пасхальное воскресение 15 апреля 1990 года. Она была светлым человеком и очень терпеливым. В Бога верила тихо и глубоко.

Пока еще хватает
Времени и огня
Дай же ты всем по немногу...
И не забудь про меня (с)

Со Светлым Воскресением нас!
LetO

На фоне Пушкина(с)

У меня нет проблем с тем, чтобы признать свою неправоту. Мгновенно или все же подумав. "Пушкин-наше все" фраза пошлая, потому что слишком употребляемая. И о самом Поэте она совсем ничего и никак. Так вот. С удовольствием беру назад свое консервативное со времен школы мнение об Александре Сергеевиче, вспоминаю всё, что когда-то читала или учила (кроме "чудного мгновения"), начинаю познание заново. Лермонтов, думаю, не обидится: как любила, так и люблю:)
Александр Минкин аж со 2 октября по понедельникам публикует в МК материал, который, подозреваю, скоро станет книгой: "Немой Онегин". На данный момент уже Х часть (11 декабря XI-й не было). В качестве эпиграфа взяты слова Поля Валери "Наилучшим является такое произведение, которое дольше других хранит свою тайну".
Оторваться не можно. Вот если в таком варианте, то любовь к Александру Сергеевичу и прочтение как в первый раз им написанного обеспечены: и окажется, "наше всё" умнейший гражданин своего времени и с такой изящной язвительной иронией (вот как не рассмотрела?!) Всё то же слово в слово могу повторить про автора "Писем к Президенту": мало того, что сделал почти томограмму Онегина по содержанию, образам, подтексту, сноскам, структуре, бог знает чему еще, углублялся в прочие произведения, включая "Бориса Годунова", "Пиковую даму", цитировал Евангелие, Набокова, Лотмана и Мандельштама, изложил исторические условия для творчества: был Александр I, опала и ссылка, потом Николай I, и тот вроде волю дал, но с предложением, от которого невозможно отказаться-быть личным цензором поэта, а "Борис Годунов" на подходе и печатать его надо,хочешь-не хочешь, согласишься. Да, попутно много хороших слов в подглавках сказано об оригинальном прочтении "Онегина" Туминасом в т.Вахтангова -постановка, где Евгениев два, молодой и С.Маковецкий))
Там, где идет рассказ-разбор дворянского быта, свиданий, девичьих влюбленностей "обомлела, запылала", мучительного составления письма "теперь я знаю, в вашей воле..." и пр., там (местами) смеялась буквально до слез: кросс Татьяны по родному поместью в деталях, на которые в юном возрасте и внимание-то не обратишь: задали-выучил на автопилоте-сдал; однако, насмешник Александр Сергеевич был непревзойденный, если с героями своими так обращался. Повторю: а другой остроумный Александр-его не кривое зеркало.
Дорогого стоит такое существенное наблюдение: слово "душа" , написанное Пушкиным с маленькой и заглавной букв! При первом объяснении Онегина с Татьяной "но я не создан для блаженства, ему чужда душа моя", а в последнем письме "внимать вам долго, понимать Душой всё ваше совершенство". И это совсем не случайность!
Но по мере чтения газеты по понедельникам, прямо как в жизни, за смешным следует серьезное, и вот уже не отвертеться от вопросов "Поэт и власть", "Поэт и общество", "Поэт и Бог" и не только во времена Пушкина-параллели очевидны. Для кого и для чего труды, одиночество, раздумья, если "крикну, а в ответ тишина"? Лермонтов разуверился с горечью "Прощай, немытая Россия, страна рабов, страна господ..." (страна не двух классов-одного, подчеркивает Минкин, и запятую следовало бы заменить тире). Власть заинтересована, чтобы механизм управления вверенным работал слаженно, т.е. без несогласных вольнодумцев; славословие приветствуется, правда Мандельштаму столетие спустя это не поможет, когда одумается после "мы живем под собою не чуя страны". Общество? Оно,в целом, хочет, чтобы ничем таким неудобным его не обременяли, существует светская хроника в газетах или, ныне, передача "Ты не поверишь" и ей подобные. Поэтому "Борис Годунов" был встречен холодно и с недоумением. Как ни странно, приведенное Минкиным письмо Флобера Мопассану , подтверждает: даже свободная Франция мало чем отличалась от России, все те же скука, сплетни, интриги, пошлость и одиночество в толпе. Одаренные,как правило, немного не от мира сего, и сами малопонятны, и темы их малопонятны; можно сказать: не в тренде.
Талант-дар от Бога. Он и спросит когда-нибудь каждого за все,чем наградил. "Духовной жаждою томим" , "И бога глас ко мне воззвал..." - это стихотворение"Пророк" и слова Гражданина Поэта. Не подразумевается ли Пушкиным здесь справедливость, как высший смысл устройства любого общества? Ответ утвердителен.
Возвращаясь к Полю Валери в эпиграфе, задумываешься: а ведь Библия и есть, возможно, самая древняя книга,полная тайн. Читать и читать и познавать строка за строкой, ибо я почти невежественна. До сих пор не знаю, что есть терпение? Оно строится на усилии сжатия себя в кулак или на спокойном расслаблении, как считают немногие? Блуждание в потемках.
"Сколько различных слов в мире, и ни одного из них нет без значения". Апостол Павел
(1 кор. 14, 10-11)